СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » СРЕДНЕВЕКОВЬЕ » Тех.раздел » Интересное о средневековье


Интересное о средневековье

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Выкладываем сюда интересные факты о средневековье, делимся ссылками на тематические сайты и обсуждаем=)

0

2

Свадьба в Средневековье.

В средние века было меньше старых холостяков, чем в наше время. Свадьбы совершались чаще и происходили в более раннем возрасте, чем теперь. Неженатый человек в некоторых городах не мог рассчитывать на повышение. Так, например, в последней четверти XV столетия был издан в Аугсбурге закон, по которому холостяк не мог сделаться ратманом. В цехах постепенно установился обычай, в силу которого неженатый человек не мог получить звания мастера.

Вдовцы и вдовы также большей частью женились и выходили замуж. Вдовцы вступали в новый брак спустя каких-нибудь 6-8 месяцев по смерти жены, хотя вдовам полагалось оставаться таковыми в продолжение целого года, который и назывался «годом плача и скорби», но они выходили замуж ранее этого срока.

Девушки 14-ти или 14 с половиной лет уже выдавались замуж. Обручали же восьмилетних. Обручение считалось в то время главным актом, церковное же бракосочетание только скрепляло его.

Сватовство и обручение состояли из трех важнейших моментов.
-Прежде всего уговаривались относительно подарка, который будет сделан невесте женихом, и о приданом, которое будет дано за невестой.
-После этого отец давал свое согласие на выдачу дочери замуж, а жених — на женитьбу.
-Наконец, отец невесты и жених ударяли по рукам, и обручение считалось совершившимся.
С течением времени обязательства, которые раньше были устными, стали записываться. Такой контракт составлялся в присутствии свидетелей. За обручением происходила обыкновенно пирушка в невестином доме, в ратуше или даже, что особенно странно на наш взгляд, в монастыре. В Нюрнберге в 1485 году были запрещены какие бы то ни было празднества в монастырях. Пирушки, следовавшие за обручением, сопровождались танцами и попойкой.

Наконец поднималось солнце радостного, желанного дня. В одних местах это был четверг, в других пятница. Бракосочетаиие совершалось обыкновенно днем и даже утром, вскоре после обедни. Свадебное торжество открывалось процессиями, сопровождавшими жениха и невесту в церковь. Отправлялись они в церковь не вместе. Невеста ехала с подругами, а иногда также и с шаферами, в экипаже, запряженном четверкой. На невесте — красное атласное платье, кисейный воротник, богато отделанный серебром пояс. На голове у нее легкий венец, осыпанный жемчугом. Жемчуг и великолепное золотое шитье покрывают ее башмаки. Жених со своими провожатыми ехали верхом. И перед невестой, и перед женихом двигались музыканты с флейтами, скрипками, трубами и барабанами. Само собой разумеется, что процессии эти совершались и пешком в тех случаях, когда церковь была близко. Представьте только себе подобное шествие. Музыка, разноцветные и новые одежды, веселые лица, говор, смех, кругом знакомая уже вам панорама средневекового города, а наверху голубое небо, серебристые облачка и яркое солнце, озаряющее всю картину своими золотыми лучами! Когда процессия приближалась к собору, последний как бы приветствовал ее колокольным звоном. Чтобы пономарь не ленился и не скупился, его угощали вином.

Процессия приблизилась к собору. Гостеприимно раскрывался его главный вход. Каменные изображения святых, окруженные каменными же кружевами и цветами, как будто оживились при блеске солнца, в присутствии такого живого собрания, и милостиво смотрит на проходящих под ними людей.

Свадебная процессия проникла во внутренность храма. Жених с невестой направляются к главному алтарю. Звуки органа гремят над ними, наполняют собой весь собор. Началось священнодействие, и скоро пронеслись над присутствующими слова священника; «Я соединяю вас в супружество во имя Отца, и Сына, и Святого Духа» {«Ego conjimgo vos in mat-rimoiiium in nomine Patris, et Filii, et Spirit! Sancti»). И снова запел орган.

Молодые вышли из собора. Жених шел впереди и, дойдя до дома своего тестя, не входил в дом, а дожидался молодой. Когда последняя подходила к дому, он встречал ее. Слуга приносил поднос с фляжкой вина и стаканом. Наполненный вином стакан обходил всех присутствующих гостей, после них пил молодой, а за ним новобрачная. Выпив вино, она перебрасывала кубок через голову. После этого один из шаферов снимал с новобрачного шляпу и покрывал ею голову его молодой жены. Этот обряд как бы облекал ее властью. Сейчас же она первая входила в дом, а за ней все остальные. Разумеется, прежде всего молодые принимали поздравления. Дамы и девушки подходили к невесте, мужчины — к жениху. Тогда же подносились и свадебные подарки.
На одной свадьбе, праздновавшейся в середине XV века, было поднесено новобрачным тридцать серебряных чаш и кубков, ожерелье, золотой пояс и более тридцати золотых колец. Во время поздравлений и подношений играла музыка, пелись песни, и так проходило время до обеда. Начало последнего возвещалось барабанным боем. После обеда начинались танцы, продолжавшиеся до самой полуночи. Во время отдыха разносились конфеты, вино, пиво и другие угощения.
С наступлением полуночи составлялась новая процессия. Невесту отводили в назначенный для этого покой. Большей частью ее сопровождали родные и шафера, но случалось, что провожатыми делались все присутствующие. Впереди несли свечи, играла музыка, одним словом, получалось впечатление большого торжества. Молодую вел один из шаферов. Когда процессия приходила в опочивальню, шафер усаживал молодую и снимал с ее левой ноги башмачок. Этот башмачок передавался потом одному или нескольким холостякам, бывшим на свадьбе. Надо предполагать, что этим подарком высказывалось пожелание, чтобы получающий его поскорей оставил холостую жизнь.

Следующий за свадьбой день начинался тем, что молодые обменивались подарками. Подарки вообще составляли неотъемлемую принадлежность свадьбы: дарили: друг друга новобрачные, последним подносили подарки съехавшиеся на свадьбу гости, родители невесты, в свою очередь, дарили различные вещи гостям и слугам, посылали деньги и пищу беднякам, странствующим ученикам, сторожу главной городской башни, слугам при ратуше, слуге погреба, посещавшегося женихом, его учителю, банщику; не забывали при этом палача и могильщиков. Городские советы постоянно стремились уменьшить расходы, соединенные со свадьбами, и, между прочим, ограничивали свадебное торжество одним только днем. Так было, например, в Нюрнберге. Городской совет этого города, определив точно число лиц, приглашаемых на свадьбу, разрешал приглашать лиц, не бывших на свадьбе, преимущественно подруг невесты и ее знакомых дам, на другой день после свадьбы. Для этого устраивался завтрак, главным блюдом которого была яичница; тут подавались различные печенья, овощи, сыр, вино, но яичница первенствовала и украшалась искусственными цветами. Вечер второго дня заканчивался весьма оригинальным «кухонным танцем». Приглашавшиеся, вопреки постановлениям городских властей, гости становились при этом зрителями. Танцевала прислуга, причем каждый из слуг имел при себе какой-нибудь предмет своей специальности, как, например, повар — ложку, заведующий вином — кружку, и т. п. На третий день после свадьбы, если, впрочем, последняя происходила летом, совершалась веселая прогулка в разбитый за городскими стенами сад.

Информация отсюда

0

3

Средневековая свадьба - часть 2.

Обряд венчания стали проводить в церкви только с XIII века. До этого священник мог совершать его в любом месте. После чтения молитв святой отец спрашивал, добровольно ли желание молодых стать супругами, а они подтверждали перед лицом Бога нерушимость и добровольность своего союза. Затем служился молебен, в котором для молодых испрашивались совершенная любовь, единомыслие, твердая вера, непорочная жизнь и чадородие. По окончании ритуала священник соединял руки молодых. Церемония завершалась поцелуем новобрачных. Но когда новая чета направлялась домой, участники процессии точно так же пели непристойные песни, как и во времена языческого Рима, и встречные точно также подхватывали их.

Право первой ночи. Этот языческий обычай долго был жив в средневековой Европе. Женившийся крестьянин предоставлял свою молодую жену господину для дефлорации. Известен случай, когда монахи монастыря Сент-Феобарт купили у местного феодала деревню, а вместе с ней и право первой ночи. Монахи со старанием выполняли принятые на себя обязанности, пока не вмешался епископ Тулузы. Извращенцы, а не монахи!

0

4

10 фактов о палачах

1. Традиционный головной убор палача является вымыслом. На самом деле палачи не прятали своих лиц. Исключением можно назвать лишь казнь некоторых средневековых королей.

2. Палач имел право проводить венчание.

3. Палач имел доходы с казненных. Сначала ему было дозволено брать лишь то, что находилось под поясом, потом они получили право на всю одежду осужденных.

4. Палач имел право брать на рынках съестные припасы даром. Это право было предоставлено для того, чтобы он мог получать еду, которую не мог купить, так как многие отказывались принимать деньги из рук палача.

5. Палач в средневековье мог заниматься экзорцизмом (процедурой изгнания бесов, вселившихся в человека). Дело в том, что одним из надежнейших способов изгнать злого духа, завладевшего телом, считалась пытка. Причиняя боль телу, люди как бы пытали демона, заставляя его покинуть это тело.

6. В церкви палач должен был стоять позади всех, у самой двери, а к причастию подходить последним.

7. Во Франции встречались и женщины-палачи. В приказе Людовика Святого от 1264 года сказано, «что тот, кто злословил или поступил противозаконно, по судейскому решению будет высечен розгами лицом его пола, а именно: мужчина — мужчиной, а женщина — женщиной, без присутствия мужчин».

8. Если палач уходил на покой, он был обязан предложить городу кандидатуру на свой пост.

9. По своему положению в обществе палач был близок к таким низшим слоям общества, как проститутки и актеры. Даже случайное соприкосновение с палачом было неприятно людям.

10. Палач нередко оказывал горожанам услуги. Он торговал частями трупов и снадобьями, изготовленными из них, а также различными деталями, относящимися к казни. Такие вещи, как «рука славы» (кисть, отрубленная у преступника) и кусок веревки, на которой был повешен преступник, часто упоминаются в различных книгах по магии и алхимии.

+2

5

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

6

Разводы в Средневековье!
Инф. взята отсюда

Христианская точка зрения на брак, базирующаяся по большей части на писаниях св. Августина, была довольно однозначна: брак – это связь на всю жизнь, дающая людям три блага, как то верность, потомков, и таинство (читай интимные отношения, причем подразумевалось, что сливаются не только тела, но и души). В конце пятнадцатого века в Англии к словам брачной церемонии вообще была официально добавлена фраза «tyll dethe vs departe», пока смерть не разлучит. Христианская церковь, таким образом, разводов не одобряла, что было совершенно новым явлением в обществе, где разводы всегда были совершенно законными и легальными.
Развод признавался самым древним законом – иудейским, затем римским, и, наконец, германским. Поэтому церкви и понадобилось почти полторы тысячи лет, прежде чем представить развод чем-то несвойственным христианскому браку, неправильным.

В Англии времен раннего Средневековья церковные теологи признавали развод при нескольких обстоятельствах.
Муж мог разойтись с женой без угрызений совести, если жена совершила прелюбодеяние.
Женщина, собственно, могла разойтись с мужем, если он был ей неверен, но только в том случае, если это было ее первое замужество. Также она имела право оставить мужа, если он попадал в рабство в результате какого-то уголовного действия. Оставленный муж имел право жениться снова только через пять лет, да и то по разрешению епископа, которое выдавалось в том случае, если примирение супругув не выглядело возможным.
Могли заключить новый брак те, чьи супруги попали в плен к врагу, и чья судьба была неизвестна. Здесь было несколько регуляций по поводу срока отсутствия, и того, будет ли вернувшийся неожиданно супруг/супруга иметь легальные брачные права на свою заключившую новый брак половину.

Вообще взгляды христианской церкви на развод сильно варьировали, очевидно, вместе с условиями и прочими реалиями жизни. Историки считают, что в шестом-седьмом веках разводы по взаимному желанию были обычным делом, в восьмом веке за разведенными не признавалось права на следующий церковный брак, и в последующие столетия, когда светский закон стал потихоньку передавать все дела, связанные с браком, под эгиду церковного закона, церковь все тверже начинает отстаивать доктрину, что брак – это договор на всю жизнь, благославляемый Богом, и, на этом основании, не может быть «передуман» человеком.

В середине и конце Средних веков развод существовал в двух формах. Во-первых, в случае, когда брак изначально был неправомерен, как в случае, если у одного из супругов где-то существовала уже половина, и это было скрыто. Во-вторых, если пара попадала под один пункт из длиннейшего листа препятствий к браку: генетическое родство или даже родственые связи через браки родственников (самая популярная причина), импотенция супруга, принуждение к браку силой или запугиванием, несовершеннолетие, имеющийся в наличии официальный обет безбрачия, ситуация, когда один из супругов не состоит в христианской вере. Собственно, все эти препятствия сосредоточены на периоде до вступления в брак, они как бы делают этот брак ненастоящим. Эти разводы признавались по принципу «a vinculo», и расставшиеся супруги считались как бы и не всупавшими никогда в брак.

Английский брачный закон был уникален тем, что он рассматривал в числе поводов для развода также и события, которы произошли уже после брака. Например, жестокое обращение было поводом для развода «a mensa et thoro», который давался обижаемой стороне. Собственно, аналог современного «разъезда», когда супруги и числятся супругами, но не живут вместе и не имеют общего хозяйства.

Интересным явлением в средневековой Англии было то, что часть бракоразводных дел никогда и не попадала в церковные суды, а решалась чисто юридически. Даже такие видные персоны, как Эдмунд, граф Корнуэльский, и его жена, Маргарет, договорились в 1294-м году о том, что Маргарет получит финансовую компенсацию, и не будет обращаться в церковный суд с требованием восстановить себя в супружеских правах. Излишне говорить, что такие «саморазводы» церковь осуждала, но на практике они были самым обыденным делом, о котором церковь могла узнать только в случае, если кто-то внезапно обращался в церковный суд, и выяснялось, что брак этот изначально был заключен с человеком, разведенным через договор, а не решением церковного суда.

Очень интересен момент о последующих замужествах вдов. Собственно, то, что вдова не должна выходить замуж в течение года после смерти супруга, было обозначено еще в начале одиннадцатого столетия законами короля Кнута. Через год вдовства женщина была совершенно свободна делать все, что ей заблагорассудится. Хозяйственные норманны существенно ограничили свободу вдов. Они радостно давали вдовам право выходить вновь замуж, но только по лицензии своего сеньора или короля. Понятно, что такие лицензии выдавались не бесплатно. Правда, за правом вдовы не выходить замуж тоже присматривали, о чем я уже писала. Вцелом, если король давал добро какому-то подданному жениться на вдове, желающей вступить в новый брак, и находящейся в его вассальном подданстве, сохранить свою свободу она могла только откупившись.

Зачастую над имуществом вдовы назначали опекуна, и это не было жестом недоверия к экономическим способностям женщин управлять своим хозяйством. Причина была в суровых реалиях средневековой жизни. Например, в 1363 году папа обращается с письмом к епископу Линкольнскому, чтобы тот назначил опекуна над имуществом вдовы Маргарет де Бослингторп, сосед которой, рыцарь Роджер Ханстреди, разорял ее земли, разрушал недвижимость и всячески запугивал, ссылаясь на то, что между ними имелся брачный контракт, который она отказалась соблюдать. Договор, кстати, имелся, потому что опекун был назначен, и соседу стали выдавать ежегодно некую сумму с доходов вдовы.

Кстати, вопрос с вдовами в средневековой Англии вовсе не был праздным. Историк Ровена Арчер подсчитала, что в пятнадцатом веке из 495 титулованных владельцев поместий 375 были вдовами. Причем только 46% вдов решали попытать счастья во втором браке. Из молодых вдов вторично выходили замуж более 50%. Общая тенденция была такой, что вдова либо выходила замуж в течение первых двух лет вдовства, либо не выходила вообще.

0

7

Пытки в средневековье. :tired:
Источник ====> тут

Пытки - страшное искусство средневековья
Самые тяжёлые пытки применялись для борьбы с преступлениями против веры. Загоняемые под ноготь иголки - детский лепет в сравнении с тем, что выделывала с осуждёнными в средние века инквизиция.
В эпоху «охоты на ведьм» достаточно было кашлянуть во время проповеди, чтобы священник распознал вселившегося в тебя беса. После этого несчастного ждало сожжение на костре, предваряемое богатым набором пыток вроде «скамьи растягивания» (пытка силой натяжения).
Ведьм и колдунов сажали в обнажённом виде на «испанскую лошадь»: деревянную скамью, имевшую форму треугольника острым ребром кверху. На ноги подвешивался груз, и ребро «лошади» под тяжестью тела и гирь постепенно врезалось внутрь.

Пояс верности - железное средство контрацепции
Преступления, связанные с плотскими грехами, наказывались почти так не сурово, как сношения с нечистой силой. Особенно жестоко расправлялись с гомосексуалистами: специально для них была изобретена пытка «пила», когда палач распиливал пополам подвешенного за ноги осуждённого. Поскольку положение вниз головой замедляло окисление мозга, жертва не теряла сознания до той минуты, пока острие не доходило до пупка.
Женщинам, сделавшим аборт, и матерям-одиночкам вырывали груди: делалось это с помощью орудия, называемого «испанский паук» - железных клещей, которые палач докрасна раскалял на огне. А жён, нарушивших супружескую верность, и не сдержавших обет целомудрия монашек приравнивали к ведьмам и растягивали на скамье.
Именно поэтому в средневековье прекрасные дамы с охотой надевали тяжеленный кованый пояс верности, изобретённый в Италии в XII в. Пояс верности стал самым модным из предметов средневекового дамского туалета: носить его было, безусловно, приятнее, чем согласиться на зашивание влагалища, которое широко практиковалось в те времена в Европе.

Саркофаг для банкрота и ошейник против болтливости
Банкротов и лиц, уклоняющихся от уплаты налогов, в назидание публике подвешивали на «маятник». Это считалось лёгким наказанием: связанные за спиной руки жертвы приковывали к лебёдке, которую затем начинали раскачивать. Жертва болталась в воздухе как неприкаянная денежная купюра.
Фальшивомонетчиков недели на две помещали в деревянный саркофаг, носивший поэтичное название «нюрнбергская дева»: в саркофаге проделывали отверстия, в которые вершители правосудия вставляли железные иглы - само собой, раскалённые.
Лгунов и пьяниц сажали посреди площади на «позорный стул», заставляя просунуть руки и голову в деревянную колодку. Прохожие выделывали с прикованным к стулу нарушителем все, что им заблагорассудится: кололи, щипали - могли в прямом смысле защекотать до смерти.

Гильотина как достижение гуманизма
Наиболее мягким из всех видов наказания, безусловно, становилась смертная казнь. Но лёгкой смерти удостаивались только избранные - плебеев без предварительных пыток не казнили.  Большинство приговорённых сжигали на костре - при этом на голову жертве надевали железную маску с кляпом, чтобы крики не мешали присутствующим наслаждаться сопровождавшими казнь религиозными песнопениями.

НАКАЗАНИЯ, ПОСЛЕ КОТОРЫХ ЛЮДИ СТАНОВИЛИСЬ КАЛЕКАМИ

Бичевание
Бичевание есть одно из самых жестоких, и, вместе с тем, самых унизительных наказаний. Орудия употреблявшиеся для этого, были весьма различны, смотря по странам и временам: то кнут, вооруженный кожаными ремешками или железными цепочками, то пук розг, часто тяжелая палка, переламывающая кости и разрывающая мясо.

Ослепление
Применялось в основном к людям знатного рода, которых опасались, но не осмеливались погубить. Струя кипятка, накаленное докрасна железо, которое проводили перед глазами, пока они не сварятся.

Карнаушание
Обрезание ушей. Обрезали в основном у слуги, вора или искусного мошенника. За значительное воровство отрезали левое ухо. Если вор совершил 3 значительных преступление, то ему грозила смертная казнь.

Ампутация кисти руки
Одно из увечий, которому больше всего противилась цивилизация. В 1525 году Жан Леклер был осужден, за то что опрокинул статуи святых: ему вытягивали каленными клещами руки, отрезали кисть, оторвали нос, затем медленно жгли на костре. Осужденный вставал на колени, клал свою руку обратив ее ладонь вверх, на плаху, и одним ударом топора или ножа палач отрубал ее. Ампутированную часть всовывали в мешок, наполненный отрубями.

Ампутация ног
Она нисколько не была в чести, она наводила скорее ужас. К ампутации ног прибегали лишь при первых королях Франции. Также ноги ампутировали пленным во время междоусобных войн. В законах Людовика Святого, мы находим, что за вторичное воровство нога тоже отнимается.

НАКАЗАНИЯ, ПРИВОДЯЩИЕ К СМЕРТИ

Крест
Распятие довольно таки древнее наказание. Но в средние века мы тоже встречаемся с этой дикостью. Так Людовик Толстый в 1127 году приказал распять злоумышленника. Он также приказал, чтобы рядом с ним привязали собаку и чтобы ее били, она злилась и кусала преступника. Существовал также жалкий образ распятия головой вниз. Он был в употребление иногда у евреев и у еретиков во Франции.

Обезглавливание
Этот вид смертный казни известен всем. И существовал очень долго. В Средние Века естественно обезглавливание было кульминационным. Во Франции к отсечению головы присуждали дворян. Приговоренный, лежа, клал голову на бревно, не более шести дюймов толщиной, что делало казнь вернее и легче.

Виселица
Тоже довольно-таки распространенный вид казни. Употреблялся в Средние Века наряду с обезглавливанием. Однако, если к обезглавливанию присуждали в основном дворян, то на виселицу попадали в основном преступники из простого народа. Но были случаи, когда знатный дворянин насиловал девушку, которую ему поручили на попечительство, то он лишался своего дворянства. Если же он оказывал сопротивление, то его ждала виселица. Приговоренный к виселице должен был иметь 3 веревки: первые 2 толщиной в мизинец, назывались тортузами, были снабжены петлей и служили для того, чтобы задушить осужденного. Третья называлась жетоном или броском. Она служила только для сбрасывания приговоренного к виселице. Казнь завершал палач, держась за перекладины виселицы, он коленом бил в живот приговоренного.

Костер
В средние века фанатизму не было предела, он заставлял зажигаться костры во всей Европе. Обычно устраивали четырехугольный костер, вели осужденного в серых одеждах и сжигали. Но чаще сжигаемые были избавлены от страданий гореть живыми. Так устроители костра использовали багор для перемешивания, как только загорался костер, они вонзали его в сердце приговоренного. Вонзали так, что человек сразу умирал.

Захоронение заживо
Тоже одно из древних наказаний, но и в средние века люди находят ему применение. В 1295 году Мария де Роменвиль подозреваемая в краже, была зарыта живою в землю в Отельи по приговору Бальи Сент-Женевьев. В 1302 году он также приговорил к этой ужасной казни Амелотту де Христель за похищение между прочими вещами юбки, двух колец и двух поясов. В 1460 году , в царствование Людовика XI, Перетта Маужер была похоронена заживо за воровство и укрывательство. В Германии также казнили женщин, которые убивали своих детей.

Ублиетты
Баратрум Древнего Рима породил ублиетты. Обычно при помощи них расправлись с недругами. Ублиетты - это пропасть на дне которой были копья острием вверх или в бок.

Четвертование
Одна из жестоких смертных казней. К четвертованию приговаривали тех, кто покушался на жизнь его Королевского Величества. Осужденного за конечности привязывали к лошадям. Если лошади не смогли разорвать несчастного, то палач делал разрезы на каждом сочленении, чтобы ускорить казнь. Хотелось бы отметить, что четвертованию предшествовали мучительные пытки. Щипцами вырывали куски мяса из бедер, груди, икр.

Колесование
Заключалось в переламывании частей тела. Осужденного клали с раздвинутыми ногами и вытянутыми руками на 2 бруска дерева, в виде креста Святого Андрея. Палачь с помощью железного шеста переламывал руки, предплечья, бедра, ноги и грудь. Затем его (осужденного) прикрепляли к небольшому каретному колесу, поддерживаемому столбом. Переломленные руки и ноги привязывали за спиной, а лицо казненного обращали к небу, чтобы он принял смерть в этом положении. Часто судью приказывали умертвить осужденного, прежде, чем переломить ему кости.

Утопление
Все кто произносил позорные ругательства подлежали наказанию. Так дворяне должны были уплатить штраф, а те кто был из простого народа подлежали утоплению. Этих несчастных клали в мешок, обвязывали веревкой и бросали в реку. Однажды Луи де Боа-Бурбон встретил короля Карла VI, он поклонился ему, но не встал на колено. Карл узнал его, приказал заключить его под стражу. Вскоре он был заключен в мешок и брошен в Сену. На мешке было написано "Дайте дорогу королевскому правосудию".

Сдирание кожи

Эта казнь часто использовалась во Франции. Так, когда были уличены в прелюбодеянии женщины королевской крови. Они были заключены под стражу, а с их обожателей содрали кожу. Также этот вид казни мы можем встретить, когда жил св. Франциск. Кожу сдирали с тех, кто переводил Библию.

Лапидация или избиение камнями
Когда осужденного вели по городу, то с ним шел пристав с пикой в руке, на которой развивалось знамя, чтобы привлечь внимание тех, кто может выступить в его защиту. Если же никто не являлся его избивали камнями. Избиение проводилось двояким образом: обвиненного избивали камнями или же поднимали на высоту; один из проводников его сталкивал, а другой скатывал на него большой камень.

Сажание на кол
Ужасная дикая казнь, пришедшая с Востока. Суть ее состояла в том, что человека клали на живот, один садился на него, чтобы не дать ему пошевелиться, другой держал его за шею. Человеку вставляли в задний проход кол, который затем вбивали посредством колотушки; затем вколачивали кол в землю. Тяжесть тела заставляла войти его глубже и наконец он выходил под мышкой или же между ребер.

Дыба
Суть этой казни заключалась в том, что осужденного, со связанными за спиной руками, поднимали на вершину высокого деревянного столба, где привязывали, а потом отпускали так, чтобы вследствие сотрясение его тела, произошли вывихи его частей тела.

Варение в кипятке
К этому виду казни чаще присуждали фальшивомонетчиков. Осужденных кипятили в простой воде, а в некоторых особых случаях кипятили в масле. В 1410 году одного карманника в Париже заживо сварили в кипящем масле.

Удушение
Производилось с помощью свинцового колпака. Жан Безземельный подверг такой казни одно архидиакона, оскорбившего его некоторыми необдуманными словами.

Щипцы
Хотя щипцы наверное можно отнести к пыткам, но от этой пытки умирали. Суть была в том, чтобы щипцами вырвать мясо. Обычно такая процедура еще включала влитие расплавленного свинца в рот, а также на раны.

Башмаки с шипом
Это железные башмаки с острым шипом под пяткой. Шип можно было выкручивать при помощи винта. С выкрученным шипом жертве пыток приходилось стоять на мысках ноги, пока были силы. Встаньте на мыски и проверьте - сколько вы протянете. Центральная Европа - основное место его популярности. Грешника раздевали догола, сажали на кресло, утыканное шипами. Двигаться было невозможно - иначе на теле появлялись не только колотые раны, но и разрывы. Если инквизиторам и этого казалось мало, они брали в руки шипы или щипцы и терзали жертве конечности.Конечно, у вас под пятками не будет «шпилек наоборот», поэтому грешники терпели намного дольше. Но, когда их силы иссякали, тело само опиралось и на пятку. Дальше все понятно - боль и кровь. 

Кресло для ведьминого купания
Грешника привязывали к креслу, подвешенному к длинной жерди, и опускали под воду на какое-то время, потом давали немного глотнуть воздуха, и опять - под воду. Популярное время года для проведения таких пыток - поздняя осень или даже зима. Во льду делали прорубь, и через какое-то время жертва не только задыхалась под водой без воздуха, но и на таком желанном воздухе покрывалась коркой льда. Иногда пытки длились сутками. 

Подвесная клетка
Предполагала два экстремальных способа эксплуатации. В холодную погоду, подобно креслу для ведьминого купания, грешника в этой клетке, подвешенной к длинной жерди, опускали под воду и доставали из нее, заставляя мерзнуть и задыхаться. А в жару грешник висел в ней на солнцепеке столько дней, сколько мог вытерпеть без капли воды для питья.   

Костер
Это было главным способом искоренения ведьминского влияния на чужие безгрешные души. Сгоревшая душа исключала какую-либо возможность смутить или испачкать безгрешную душу. Какие могут быть сомнения?

  Бдение или Колыбель Иуды
Ноу-хау принадлежит Ипполит Марсили. В свое время это орудие пытки посчитали лояльным - кости оно не ломало, связки не рвало. Сначала грешника поднимали на веревке, а потом усаживался на Колыбель, причем вершина треугольника вставлялась в те же отверстия, что и Груша. Было больно до такой степени, что грешник терял сознание. Его приподнимали, «откачивали» и снова насаживали на Колыбель. Не думаю, что в минуты просветления грешники благодарили Ипполита за его изобретение.

0

8

Женщины и дети в Средневековье. (отсюда)

Трудно понять, какое в точности место занимали женщина и ребенок в семье как первичной общности. Без сомнения, женщина находилась в подчиненном положении. Она не была в чести в этом мужском, военном обществе, чье существование постоянно было под угрозой и где, следовательно, плодовитость рассматривалась скорее как проклятие, чем как благо. Христианство сделало очень мало для улучшения ее материального и морального статуса. Ведь на ней лежала основная вина за первородный грех. Из всех видов дьявольского искушения именно женщина была наихудшим воплощением зла. 

Повышение статуса женщин наиболее ярко читается в культе Девы Марии, расцветшем в XII—XIII вв. Но реабилитация женщины была не причиной, а следствием улучшения положения женщины в обществе.
Впрочем, констатация презрения по отношению к женщине нуждается в уточнениях. Хотя женщина и не считалась столь же полезной в средневековом обществе, как мужчина, но тем не менее она играла важную роль в экономической жизни и помимо своей функции деторождения.

В классе крестьян в работе она была почти тождественной, если не равной мужчине. Когда Гельмбрехт пытается убедить свою сестру Готлинду бежать из дома отца-крестьянина, чтобы выйти замуж за «вора», с которым она заживет как госпожа, он говорит ей: «Если ты выйдешь за крестьянина, то не будет женщины тебя несчастнее. Тебе надо будет прясть, трепать лен, сучить нить, дергать свеклу».

Занятия женщин высшего класса были хотя и более «благородными», но не менее важными. Они стояли во главе гинекеев, где изготовление предметов роскоши - дорогих тканей, вышивок обеспечивало большую часть потребностей в одежде сеньора и его людей. Не только разговорный язык, но и язык юридический для обозначения разных полов называл их: «люди меча» и «люди прялки». 

С детьми дело обстояло иначе. Да и были ли дети на средневековом Западе? Средневековье едва замечало ребенка, не имея времени ни умиляться, ни восхищаться им. Да и ребенок часто не имел дедушки - столь привычного для традиционных обществ воспитателя. Слишком мала была продолжительность жизни в средние века.
Едва выйдя из-под опеки женщин, не относившихся серьезно к его детской сущности, ребенок оказывался выброшенным в изнурительность сельского труда или в обучение ратному делу. Скороспелость была обычным явлением в примитивных обществах.
Ребенок попадает в поле зрения лишь с возникновением семьи, характеризующейся совместным проживанием тесной группы прямых потомков и предков, которая появилась и получила распространение с развитием города и класса бюргерства. Ребенок был порождением города и бюргерства, подавивших и сковавших самостоятельность женщины. Она была порабощена домашним очагом, тогда как ребенок эмансипировался и заполонил дом, школу, улицу.

0

9

ФЕОДАЛИЗМ

Высшим, господствующим классом в средние века было феодальное, или ленное, дворянство. Дружинники получали от королей земли, за которые принимали на себя разные вассальные обязанности; главную из них составляла военная служба: по призыву своего господина вассалы являлись в полном вооружении, на коне и в сопровождении вооруженной свиты, более или менее многочисленной, в соответствии с величиной лена. Некоторые из феодальных дворян, возвысившись над другими, сосредоточили в своих руках большие владения и приобрели титулы герцогов, маркизов, графов, баронов; они имели собственных вассалов из простых рыцарей, которым давали лены из своих земель. Лены и титулы с течением времени сделались наследственными и обыкновенно переходили к старшему сыну.

Пожалование леном сопровождалось некоторыми обрядами. Вассал становился на одно колено перед своим сеньором, клал руки в его руки и клялся верно исполнять свои обязанности. Эти обязанности, кроме военной службы, предполагали: присутствовать на суде сеньора, чтобы помогать ему советом и делом (при исполнении приговора); платить за него выкуп, если сеньор попадет в плен; помогать ему деньгами, когда тот праздновал посвящение в рыцари сына или свадьбу старшей дочери, и прочее. Сеньор, со своей стороны, обязан был защищать вассала от нападений, оказывать ему правосудие и не отнимать у него лена без законной причины. Главные права, которые феодалы постепенно присвоили себе, были следующие: быть судиму перед своим сеньором только собранием равных себе («перами», от латинского: pares — равные), если вассал был недоволен судом своего сеньора, то обращался или к его сюзерену (то есть к королю как к верхней ступени феодальной иерархии), или отыскивал право-судне с оружием в руках; отсюда происходили столь частые войны феодалов между собой и вошедшие в обычай поединки, которые считались тогда Судом Божьим. Далее, феодалы присвоили себе в своих землях право суда и даже смертной казни, власть законодательную и право чеканить собственную монету (отсюда такое разнообразие в средние века местных законов, обычаев, денежных знаков).

Феодальное дворянство жило, как правило, в укрепленных замках. Они строились на возвышенных, часто неприступных местах и представляли группу каменных, тесно построенных зданий, обнесенных каменной зубчатой стеной с зубчатыми башнями по углам. Вокруг стены шел глубокий ров, иногда наполненный водой; через этот ров из ворот замка опускался подъемный мост, который после проезда опять поднимался на цепях. Иногда надо было пройти еще две, три стены, каждую со рвом и подъемным мостом, прежде чем достигнуть внутреннего двора; вокруг него, в нижнем этаже, большей частью углубленном в землю, находились конюшни, кладовые, погреба, подземные тюрьмы, а над ними возвышались жилые комнаты. Это были небольшие кельи с узкими окнами; только приемные и пиршественные залы отличались простором и разными украшениями: на стенах развешивалось дорогое оружие, рогатые головы оленей, лосей и другие предметы охотничьей и военной добычи. Посреди внутреннего двора возвышалась иногда главная башня, в которой хранилась казна владельца, феодальные документы и прочие драгоценные вещи. Длинные подземные ходы, на случай опасности, вели из замка в соседнюю долину или лес. Конечно, замки мелких баронов были тесны, мрачны и представляли грубые, лишенные украшений каменные массы; а богатые феодальные владельцы строили себе обширные замки, украшали их множеством стройных башенок, колонок, арками, резными фигурами, превращая их в красивые дворцы.

Источник тут

0

10

РЫЦАРСТВО И УВАЖЕНИЕ К ЖЕНЩИНЕ

Феодальные дворяне носили общее звание рыцарей (всадников) и возводились в это звание особым обрядом. Сыновья дворян воспитывались часто в замках более богатых и знатных владельцев и прислуживали им с детства в качестве пажей, а потом как оруженосцы. В это время они приучались сражаться и переносить все военные труды. Оруженосец сопровождал своего рыцаря в походах, смотрел за его конем и вооружением и сражался рядом с ним. Наконец он из оруженосцев посвящался в рыцари.

Посвящение это сопровождалось иногда следующими церемониями. Накануне посвящаемый постился, а ночь проводил за молитвой и на страже в какой-нибудь церкви. На следующее утро он ходил в баню и надевал на себя одежду белого и красного цветов, в знак своей чистоты и обязательства проливать кровь за Христову Церковь. Посвящение происходило в храме. Его совершал кто-либо из знатных рыцарей, занимавший место восприемника. Молодой человек произносил обет строго сохранять заветы рыцарского звания: благочестие, справедливость, великодушие, защиту слабых, особенно вдов и сирот, и прочее. На него надевали золотые шпоры, отличительный знак рыцарей, восприемник давал ему три удара мечом плашмя по спине, и этим оканчивалось посвящение. Новый рыцарь садился на коня и старался показать перед народом свое искусство владеть конем и оружием, для чего вступал иногда в единоборство с другим рыцарем. Затем он угощал съехавшихся к нему на посвящение гостей и раздавал подарки. Конечно, такие церемонии и пиршества соблюдали только богатые владельцы, а бедные посвящались гораздо проще. Иногда после победы в бою полководец тотчас же ударами меча посвящал в рыцари наиболее отличившихся молодых людей.

Полное рыцарское вооружение составляли твердые стальные латы, закрывавшие туловище, или гибкая кольчуга, шлем, украшенный перьями или конской гривой, с железным забралом; руки и ноги также покрывались железной броней; кроме того, употреблялся и щит. Таким образом, рыцарь с ног до головы был закован в железо и мало доступен для ударов; поэтому средневековые сражения не отличались большим кровопролитием (за исключением плохо вооруженных пехотинцев). Зато сбитый с коня рыцарь уже не мог проворно двигаться. Рыцарский конь также покрывался железной броней. Обыкновенно боевой конь отличался колоссальными размерами, и его вели в поводу; рыцарь садился на него только для битвы, а походы свои совершал на другом, более  легком, коне. Обычным оружием рыцаря были обоюдоострый меч с крестообразной рукояткой и длинное копье. За рыцарем постоянно следовали его оруженосец и несколько собственных вооруженных людей (так что требовалось не менее пяти, шести человек, чтобы составить полное рыцарское копьё).

Рыцарство несколько смягчило грубость феодальных нравов и способствовало проявлению двух лучших сторон феодального общества: возвышению женщины и развитию личности. Рассеянные по своим уединенным замкам, феодалы по необходимости должны были большую часть времени проводить в семейном кругу, в обществе своей жены и детей. Семейная жизнь вследствие этого много выигрывала; вместе с тем и женщина заняла то высокое место, которое назначено ей христианством. Уважение к женскому полу сделалось одним из самых священных обычаев рыцарства. Обыкновенно рыцарь выбирал «даму своего сердца», получал от нее что-нибудь на память, например перстень, а чаще всего шарф через плечо, и в честь ее совершал подвиги храбрости.

Источник тут

0

11

КРЕСТЬЯНЕ. ДУХОВЕНСТВО. МОНАШЕСКИЕ ОРДЕНА

Каменные замки, железные доспехи и физическая ловкость, приобретаемая постоянным упражнением с детства, поддерживали господство рыцарского сословия в течение многих веков, до усовершенствования огнестрельного оружия. Крестьяне, жившие на земле феодальных дворян, находились у них в совершенном порабощении. Они платили господам подати хлебом, молоком, яйцами и другими сельскими продуктами, употреблялись на все тяжелые работы в замке господина, терпели от него побои и даже убийства. Управы искать было негде. А при частых феодальных междоусобицах деревни были беззащитны от обид и насилия военных людей. Таким образом, положение крестьянского сословия в средние века было печальным. Поэтому, при удобном случае, оно поднимало восстания и с варварской свирепостью мстило дворянам за свое угнетение (например, восстание крестьян Северной Франции в XIV веке, известное как Жакерия). Даже религия представляла мало утешения для крепостного сословия, потому что богослужение, чтение священных книг и отчасти проповедь происходили на непонятном для него латинском языке; так что отношения простого народа и духовенства строились главным образом на сборе церковных податей. Отчужденный от церкви простолюдин создавал себе особый мир религиозных верований, в которых христианские предания перемешивались с остатками языческой старины. Отсюда в средние века чрезвычайное развитие суеверий, занятий колдовством и тому подобным.

Высшие духовные лица были такими же феодальными владельцами, как и светские бароны. Епископы и аббаты имели большие поместья и раздавали из них участки в лен рыцарям, которые таким образом становились вассалами духовных лиц. Духовные сановники (прелаты) вели образ жизни, почти во всем сходный с жизнью светской; богатые доходы с имений давали им средства жить роскошно; они наравне со светскими феодалами пировали, увеселялись охотой и нередко сами принимали участие в войнах.

Значительные монастыри оольшей частью зависели прямо от папы, а не от местных князей и епископов. По своим уставам они делились на разные ордена. Самый древний орден бенедиктинцев. Монахи этого ордена обязывались вести строгую жизнь в молитзе и трудах и иметь между собой все общее. Они обрабатывали землю, переписывали книги, заводили школы, отправлялись проповедовать христианство к язычникам. Бенедиктинцы долгое время пользовались всеобщим уважением. Но с течением времени, при накоплении монастырских богатств и поземельных владений, строгие их нравы изменились, а вместе с тем упало и их влияние; время от времени являлись попытки преобразовать монашество и ввести более строгие правила (таковы, например, новые ордена: клюнийское братство, картезианцы). В XIII веке появились «нищенствующие» монашеские ордена францисканцев {№15) и доминиканцев (1216), которые давали обет не иметь никакой собственности, жить милостыней, ходить за больными, проповедовать христианство. Первый орден был основан сыном одного богатого итальянского купца Франциском Ассизским, который отрекся от своего имущества, оделся в рубище, опоясался веревкой и пошел по миру проповедовать слово Божие. (Францисканцы называли себя «меньшими братьями», или миноритами.) Основателем второго ордена был испанский монах Доминик: главные усилия свои он направил на обращение еретиков-альбигойцев, и по окончании Альбигойских войн доминиканцы получили в свое управление тайные духовные суды, или инквизицию, задачей которой было истребление еретичества. Доминиканцы более других монахов посвящали себя наукам; они заняли мало-помалу все кафедры в университетах и насчитывают в своих рядах много знаменитейших средневековых ученых. Оба ордена получили от пап большие преимущества и льготы: например, они были изъяты из подсудности местных епископов и непосредственно подчинены Римской курии, а также имели право проповеди и исповеди везде, куда приходили. (Эти нищенствующие ордена мало-помалу от пожертвований благочестивых богачей собрали большие богатства.) В том же XIII веке образовались еще два «нищенствующих ордена»: кармелитов к августинцев. По образцу мужских монастырей образовались и женские обители.

Источник тут

0

12

ГОРОЖАНЕ

После дворянства и духовенства следовало сословие городское. Число городов в Европе постоянно увеличивалось. Многие крестьянские селения, приютившиеся возле какого-нибудь замка, впоследствии сами окружали себя валом и стеной, получали от феодальных владельцев право выбирать свои власти и, таким образом, превращались в город.

Торговля и промышленность обогащали города, и они все более и более приобретали независимость от феодалов деньгами или оружием. Горожане или сами составляли милицию, или содержали у себя наемные отряды; города часто окружены были двойными стенами с бастионами; ворота защищались крепкими сторожевыми башнями, с которых караульные наблюдали за окрестностями и подавали сигнал в случае опасности. Городская стена мешала распространяться в ширину, вследствие чего дома тесно жались друг к другу и верхние этажи часто выступали над нижними; улицы были узки, извилисты и пересекались нередко глухими переулками, от чего пожары часто были опустошительными; но, благодаря дешевизне построек, дома скоро опять возобновлялись. На главной площади города стояла ратуша — высокое здание со стройными башенками, узорчатыми каланчами и кверху суживающимися окнами. Здесь заседал городской совет из выборных сановников под председательством бургомистра (в Германии) или мэра (во Франции и Англии). Эти члены совета и другие городские власти выбирались из богатых купеческих фамилий, называвшихся «патрициями» (по образцу древних римлян).

Ремесленное население города делилось на разные цехи по своим занятиям: мясники, сапожники, портные, оружейники и прочие; они составляли каждый особое общество, имели своих особых старшин и свои уставы. Каждый работник под страхом строгого наказания должен был исполнять работу только того цеха, к которому он принадлежал: например, в некоторых городах кузнец не смел делать гвоздей, потому что для них был особый цех. Это, конечно, было стеснением для ратников; зато члены отдельных цехов крепче соединялись между собой; занимаясь одним и тем же мастерством, совершенствовали его и действовали дружно, когда приходилось защищаться от насилия феодалов. В случае войны городские цехи выходили сражаться каждый со своим знаменем и под начальством своих старшин. Во время празднеств цехи, также со своими знаменами, один за другим, ходили по улицам в торжественных процессиях.

Празднества в больших торговых городах были роскошными. На рынках выставляли огромных жареных быков и вино, бившее фонтанами; церкви, ратуши и другие общественные здания украшались разноцветными коврами и знаменами; вечером улицы, освещавшиеся тысячами факелов и фонарей, кипели веселящимся народом в масках и причудливых костюмах. Вообще горожане любили задавать пиры и попойки, особенно на свадьбах, и даже на похоронах. Весну они встречали на открытом воздухе веселыми танцами, музыкой, песнями, гимнастическими играми; состязались при этом в стрельбе из самострелов, и лучшие стрелки подучали награды. (Это так называемые «майские праздники».) Но, по грубости средневековых нравов, подобные празднества редко оканчивались благополучно, без драк и убийств. Спокойствие на городских улицах часто нарушаюсь дракой враждебных друг другу сословий и цехов: граждане вступали в бой с дворянами, ремесленники — со студентами или между собой. Этим беспорядкам способствовал обычай иметь при себе оружие и очень распространенная страсть к пьянству (у немцев, например, считалось особым удальством выпить непомерное количество вина или пива).

Одежда городских жителей в средние века состояла из верхнего короткого кафтана, носившегося нараспашку, без пуговиц и рукавов или с короткими. широкими рукавами; у богатых он делался из бархата или шелка и обшивался мехом; под ним был плотно прилегавший к телу камзол, перехваченный поясом; панталоны в обтяжку, чулки и невысокие сапоги (в некоторых местах была мода на остроносые башмаки). Женщины носили платья с открытой шеей и широкие длинные рукава с разрезом; у них была распространена особенная страсть к длинным шлейфам, но длинные позволялось носить только знатным. Была также мода на широкие фижмы и высокие головные уборы. Кроме того, между женщинами очень распространено было обыкновение румяниться и белиться.

Источник тут

0


Вы здесь » СРЕДНЕВЕКОВЬЕ » Тех.раздел » Интересное о средневековье